?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Пушкин и электричество
electromontazh



Александр Сергеевич Пушкин 175 лет назад, 29 января (10 февраля по новому стилю) 1837 года, скончался от полученной на дуэли раны в Санкт-Петербурге и похоронен в Святогорском монастыре близ Пскова. В эти дни торжественно отмечают Память о нём — о котором критик середины XIX века Ап. Григорьев сказал: Пушкин — это наше Всё.

А это что — Всё?

Поэт, писатель, драматург, признанный при жизни первым среди литераторов, властитель дум. Интересно, что дум не только образованной и, по-современному сказать, продвинутой публики, вольномыслящей и деятельной, а не только болтающей языком. Но и у людей малограмотных, не знакомых с его творчеством — в XIX веке было мнение о нём как о народном герое, который посоветовал царю освободить крестьян, поскольку царь его очень почитал и прислушивался — правда, по другой версии, его не убили на дуэли, он умер в темнице, закованный в цепи, за этот же совет. Кто-то говорил, что Пушкин живет в глухом лесу и иногда выходит на опушку, где поет свои стихи и песни, другие — что он не леший, а святой, Божий угодник. Неграмотные поморы в 1930 годы рассказывали о Пушкине, что он, к тому же, и со Змеем Горынычем борется. То есть простые люди как-то почувствовали, что Пушкин — это родное, своё, и дух пушкинской поэзии как-то проникал даже в самые дремучие слои народа.

Мы его стихи обсуждать не будем, у нас другая специализация — их надо читать самостоятельно, ведь у каждого из нас дома есть хотя бы один томик, и мы помним его бессмертные «Я вас любил, любовь еще, быть может…», «Мы все учились понемногу чему-нибудь и как-нибудь…» и «Ты жива ещё, моя старушка…». Хотя, последнее — это, наверно, Есенин, наше Много. Но ведь бывает у некоторых поползновение свою мысль по любому поводу подкрепить фразой «Как сказал Пушкин».

Он действительно, многое сказал. И сделал.

Пушкин – основоположник современного русского литературного языка. И это ничего, что составленный филологами четырёхтомный словарь Пушкина содержит всего 21192 слова — но они уникальны, он их не только произнёс в своих произведениях, но и ввёл во всеобщий оборот, то есть возвратил забытые славянские, заимствовал из фольклора и говора купечества, городских мещан и крепостных, перевёл из французского, а то и сконструировал сам — и есть ещё десятки тысяч повседневных. (Наши современники у себя в лексиконе обнаруживают 35 тыс — и это их всё). И подчинил каждое из них смысловой точности употребления, устраняя формальные словесные украшения, присущие прежней литературной традиции. Пушкин употреблял в стихе синтаксис, близкий к разговорной речи, которая его переняла и стала более поэтичной.

Пушкин — скрупулёзный историк — он строил свои сюжеты на достоверных фактах, при этом учитывал бытовавшие в те времена домыслы и интерпретировал всё вместе по-своему. Возьмите хотя бы его вполне научные исследования История Петра или История Пугачёва (основу Капитанской дочки), или Бориса Годунова.

Он сведущ был в политэкономии, и его Онегин «умел судить о том, как государство богатеет, и чем живет, и почему не нужно золота ему, когда простой продукт имеет».

Если внимательно прочитать Цыганы, Кавказский пленник и Бахчисарайский фонтан — увидим не только занимательную фабулу, но и этнографически точное описание народов.

Пиитические представления Пушкина о небесных светилах и строении вселенной адекватны новейшим, того времени, научным астрономическим концепциям.

Его вообще характеризовали как поэта, изумительного по точности описаний явлений природы и по необыкновенной художнической добросовестности и правдивости, основанных не на одной лишь наблюдательности, но и на книжных источниках.

Разносторонность его неудивительна: он в Царскосельском лицее (типа средней школы) получил лучшее в те времена в России универсальное образование и в гуманитарных, и в естественных науках, и уже в те годы писал: «Вдохновение есть расположение души к живейшему принятию впечатлений и соображению понятий, следственно и объяснению оных. Вдохновение нужно в геометрии, как и в поэзии».

В эпоху Пушкина научная мысль в России, от чистой и прикладной математики до наук экспериментальных и технических, работала напряжённо и продуктивно. По текстам произведений, письмам, деятельности созданных им журнала Современник и Литературной газеты видно, что он был в курсе и был одним из первых их пропагандистов, умел освещать эту обширную массу познаний своим поэтическим ясновидением. За три дня до кончины, на балу у гр. Разумовской, Пушкин просил напомнить кн. Козловскому об обещанной статье для Современника о теории паровых машин…

Физик, президент АН СССР С. И. Вавилов в наброске Пушкина «О, сколько нам открытий чудных готовят просвещенья дух и опыт, сын ошибок трудных, и гений, парадоксов друг. И случай, бог изобретатель…» нашёл «проникновенное понимание методов научного творчества».

А по молодости Пушкин имел ещё и устойчивую репутацию «почётного гражданина кулис» и завсегдатая светских тусовок, волокиты и картёжника, задиры и вообще, говоря словами его персонажа Сальери, «гуляки праздного».

Но при этом он был и внимательным наблюдателем — и благодаря этому мы знаем, как играла младая актриса Семёнова и танцевала Истомина, видим онегинские Москву и Петербург, понимаем представление о чести как Ленский, любвеобильность Дона Гуана и игровую зависимость Германна из Пиковой дамы.

В официальной характеристике от Коллегии иностранных дел, где служил коллежский секретарь (чин современного старлейта) г-н Пушкинъ А. С., сказано: Нет такой крайности, в которую не впадал бы этот несчастный молодой человек, как нет и того совершенства, которого не мог он достигнуть высоким превосходством своих достоинств.

Но вернёмся к науке и технике. Конкретно — к электричеству.

В четвёртом классе, как вы помните, нам объясняли, что Пушкин творил при свечах, потому что тогда электричества не было.

Было.

Правда, это слово, согласно упомянутому академическому словарю языка Пушкина, встречается у него только один раз — в статье 1830 года «Опровержение на критики». Спор чисто литературно-филологически-демагогический по поводу упомянутых языковых инноваций Пушкина, и он оппонирует: Неужто электрическая сила отрицательной частицы, управляющей действительным глаголом, должна пройти сквозь всю эту цепь глаголов и отозваться в существительном? Понятно, что тут слово электрический к специфике нашей газеты отношения не имеет и несёт переносный смысл. Но в то время надо было быть Пушкиным, чтобы так использовать образ отрицательной частицы электрической силы.

И вспомните, в Пиковой даме Германн украдкой проникнув в дом старой графини, наблюдает за нею, вернувшейся с бала: она «сидела вся желтая, шевеля отвисшими губами, качаясь направо и налево. В мутных глазах её изображалось совершенное отсутствие мысли… можно было бы подумать, что качание страшной старухи происходило не от её воли, но по действию скрытого галванизма». Галванизм — это у него что: те судорожные сокращения мышц и т. п., связанные с действием животного электричества, якобы внутренне присущего нервам живого и даже мёртвого организма, которое открыл в начале XIX века известный уже в России италианец Алоизий Гальвани? В беллетристике, тяготевшей к таинственным и ужасным мотивам, присутствие гальванизированных трупов было нередким. Но журнал «Библиотека для чтения», в котором в 1834 г. была опубликована повесть, поясняла, что под именем галванизма Пушкин разумел полученное с вольтова столба, химического источника тока, изобретённого Алессандро Вольта тоже в начале XIX в., динамическое электричество, свободно движущееся незримою струёю по проводникам от одного полюса к другому. То есть качания старухи из стороны в сторону должны были казаться Германну, высокообразованному инженерному офицеру, не просто механическими или машинальными, но вызванными действиями электрического тока, исходящего из какого-то скрытого источника — графиня в тот момент не была ни трупом, ни призраком, а работала на батарейках.

Г. -Х. Эрстед и М. Фарадей в 1820 г. обосновали принципы электромагнитной индукции, в 1833. наш Э. Х. Ленц открыл принципа обратимости процессов электромагнитного вращения, в 1834 наш же Б. С. Якоби изобрёл электродвигатель. Пушкин читал об этом — во всяком случае, в романе об Онегине, размышляя о будущем, намекает на электрический экипаж. В 1832 в С-Петербурге П. Л. Шиллинг показал свой первый в мире электромагнитный телеграф, который посредством электрического тока по проводам воспроизводит знаки, коих комбинации составляют алфавит, слова, речения… С Шиллингом Пушкин был знаком был уже лет пятнадцать, даже собирался с ним в экспедицию в Сибирь на границу Китая, и на сей демонстрации, весьма вероятно, присутствовал.

Работая же над Сценами из рыцарских времен, под впечатлением от высокоэффективного электромотора Якоби, он в размышлениях персонажа Бертольда Шварца заменил пустопорожнюю тему квадратуры круга на perpetuum mobile — в рукописи даже есть его рисунок.

«Поэт в России больше, чем поэт», — как сказал Пуш… Хотя нет, это Евтушенко сказал, наше тоже Много. Но Пушкин именно так и думал. И в этом ещё один признак его величия, как всех, мнение которых — что физик больше, чем физик, врач больше, чем врач, учитель больше, чем учитель, консультант и специалист …

Когда же мы-то поймём-то, что каждый из нас вообще-то — это тоже наше Всё?

Наверное, когда захотим и быть способными постичь то, что эти Всё и Много нам оставили, и что для нас сделали. И прикинуть, что сможем мы.

Использованы статья А. А. Анненковой «Пушкин в простонародном сознании» книга акад. М. П. Алексеева «Пушкин и наука его времени», интервью председателя Пушкинской комиссии Института мировой литературы РАН В. С. Непомнящего журналу «Фома»